Шэрон Вегшейдер-Круз

Созависимость: Определение.Симптомы. Осложнения

Из книги Шэрон Вегшейдер-Круз "Здоровье и надежда алкогольной семьи"

Созависимость - это болезнь, имеющая разнообразные причины и проявляющаяся многими разными способами.

Я определяю созависимость как особое состояние, характеризующееся озабоченностью или чрезмерной зависимостью от другого человека, какой-то деятельности, группы, идеи или вещества. Зависимость эта эмоциональная, социальная и иногда физическая. К этой зависимости человек прибегает, чтобы почувствовать себя связанным и значимым, хотя и безуспешно. Весь образ жизни созависимого определяется поисками подтверждения собственной идентичности во внешнем объекте. В конце концов, такой образ жизни превращается в патологическое состояние, которое отражается на социальном и профессиональном функционировании созависимого, на его физическом здоровье и на всех других аспектах его жизни.

По своим характеристикам созависимость очень похожа на химическую зависимость. Компульсивное поведение созависимого прогрессирует, как и при химической зависимости.
Наиболее уязвимыми к развитию созависимости являются жены и дети алкоголиков и других химически зависимых. Взрослые дети алкоголиков особенно подвержены этой болезни; воспитываясь в дисфункциональной семейной системе, они с раннего возраста усвоили нездоровые способы справляться с ситуациями.

Созависимость возникает не только в алкогольных семьях. Она может возникнуть в любой нездоровой семье, отягощенной каким-либо секретом, травмой или какой-то другой проблемой. Это может быть фанитичная религиозность, трудоголизм, сексуальные извращения, психические заболевания или хроническая физическая болезнь, неважно - механизм возникновения созависимости тот же самый, что и при химической зависимости одного из членов семьи. Для любой дисфункциональной семьи характерен паттерн сильнейшего эмоционального подавления, развивающегося в связи с компульсивным поведением одного или нескольких членов семьи или каким- либо внешним интересом.

Когда человек постоянно озабочен каким-то другим человеком, его жизнь на уровне чувств не может быть спонтанной. Он всегда должен сначала остановиться и подумать, будут ли его чувства соответствовать паттерну отрицания и представлению о том, что "можно" чувствовать. Дети в дисфункциональных семьях очень быстро усваивают, что спонтанное проявление чувств не одобряется. Напротив, такие чувства обычно идут вразрез с основной заботой семьи. Одобряются такие мысли, поведение и внешние достижения, которые поддерживают паттерн отрицания, существующий в семье, и помогают семье со стороны выглядеть благополучной.

Члены дисфункциональной семьи учатся интерпретировать свой опыт через посредство кого-то другого. Если мать постоянно говорит: "У нас все в порядке", ребенок приучается верить, что все в порядке, даже если его чувства и восприятие говорят ему, что это не так. Он отвергает свои чувства в пользу информации, поступающей от кого-то другого. В конце концов, постоянно так поступая, ребенок становится неспособным замечать или распознавать свои собственные чувства и потребности.
Симптомы созависимости
По мере того, как созависимый все больше оказывается втянутым в нездоровую систему, у него все более отчетливо проявляются симптомы его болезни.
Симптом 1: Отрицание/Заблуждения
Первым симптомом созависимости является отрицание или заблуждение. Возникает он из потребности защитить себя от эмоциональной боли. Дети в дисфункциональных семьях постоянно ощущают угрозу - в виде отвержения, заброшенности, насилия и пр. Естественной реакцией на такую угрозу было бы оказать сопротивление или убежать; ребенок не может сделать ни то, ни другое. Единственное, что он может, это "убежать" эмоционально, спрятав и подавив свои чувства. Чтобы защитить себя от болезненных чувств, ребенок приучается искажать свое восприятие того, что происходит вокруг него.

У маленького ребенка нет еще ни знаний, ни эмоциональной зрелости, чтобы понять, что он живет в нездоровом окружении. Он только знает, что это окружение причиняет ему боль, и осознание этого слишком тяжело для него, чтобы с ним справиться. И тогда ребенок начинает говорить себе: "Все не так уж плохо", "Это все неправда", "Это ничего не значит."

Каждый случай ухода от реальности закрепляет паттерн отрицания до тех пор, пока человек действительно не перестанет осознавать свою боль и обстоятельства, с нею связанные. Отрицание созависимого - это глубоко укорененное заблуждение, в которое человек искренне верит.

Для взрослого созависимого отрицание вырастает из иллюзии собственного бессилия. Ребенок в опасной ситуации действительно бессилен; взрослый же просто привык видеть себя бессильным. Он не может увидеть свои возможности для выбора и изменений, и ему кажется, что он в безвыходном положении. Ему "удобно" в его неудобном зависимом положении, и, чтобы оставаться в этом положении, он прибегает к отрицанию и заблуждениям.
Симптом 2: Компульсивное поведение
Несмотря на изощренную систему отрицания созависимого, ощущение себя беспомощным и загнанным в ловушку все-таки причиняет страдания. Возникает необходимость каким-то образом освободиться от болезненных чувств, которые продолжают проникать через стену отрицания.

Некоторые созависимые начинают использовать для этого химические препараты - алкоголь, лекарства, наркотики, никотин. Другие успокаивают себя при помощи еды или физических упражнений. Некоторые находят спасение в компульсивном поведении. Они могут стать трудоголиками, одержимыми своей работой и успехами. Или постоянно менять партнеров по сексу. Не получая облегчения, они могут даже прибегать к таким крайностям, как постоянная смена работы или места жительства, или смена образа жизни. Некоторые могут жить в соответствии с ожиданиями других людей, надеясь обрести чувство собственного достоинства, делая то, что, как им кажется, от них ожидают их супруг, родители или ребенок.

В основе такого компульсивного поведения лежит отчаянное стремление к самоутверждению. Не научившись утверждать свои полномочия напрямую, они пытаются избежать страданий, манипулируя своим окружением и окружающими людьми. Созависимые постоянно переносят свое внимание вовне, жестко контролируя себя и других, находя себе объект для заботы, становясь "совершенными" работниками или домохозяевами, или постоянно обманывая, отрицая или преувеличивая в попытках избежать конфликта.
Симптом 3: Подавление
Глубоко внутри созависимого спрятаны потенциально сковывающие, "обездвиживающие" эмоции: страх, чувство вины, гнев, стыд, боль и чувство одиночества. Поскольку созависимый никогда не чувствовал безопасным для себя выражать свои чувства, у него сложился паттерн подавления: все свои негативные эмоции он привык скрывать за видимостью благополучия. К этим подавленным эмоциям относятся:

Чувство вины
Как бы усердно созависимый не добивался одобрения, он никогда не получает его в той степени, на которую надеется. Чувствуя, что всего, что бы он ни делал, оказывается недостаточно, созависимый испытывает хроническое чувство вины. Как бы он ни старался угодить другим людям, он никогда не получает признания и утверждения, которого ищет. Успешно манипулируя другими людьми, он испытывает скорее не удовлетворение, а вину. Так, в любом случае, созависимый обвиняет себя и чувствует, что, должно быть, с ним что-то не так.

Чувство неполноценности
Привыкнув фокусировать свое внимание только на внешних объектах, а не на самом себе, созависимый склонен ориентироваться на внешнюю сторону вещей. В его жизни мало истинной близости и искреннего взаимообмена. Большинство отношений ограничиваются лишь поверхностным взаимодействием, связанным с работой, какой-либо деятельностью, проблемами или другими внешними делами. Созависимый может даже делиться какой-то личной информацией, но без действительной эмоциональной вовлеченности. Созависымый - это искусный актер. Вся его жизнь похожа на генеральную репетицию. Он ходит в школу, получает хорошую работу, удачно женится, воспитывает детей - все это для него лишь подготовка к чему-то. Он постоянно готовится, но то, ради чего он все это делает, никогда не наступает. Он все репетирует и репетирует, но игра так и не начинается.

Гнев
Попытки созависимого контролировать других - изначально обреченные на неудачу - часто приводят к обратному результату, вызывая у него разочарование и гнев. Кроме того, созависимый несет в себе ярость, связанную с болью и обидой, которые он пережил в своем детстве. Загнанные глубоко внутрь, эти гнев и ярость являются источниками хронического напряжения, которое отражается на всех его отношениях, на работе, на его физическом и эмоциональном здоровье.

Чувство одиночества
Привыкнув отрицать и подавлять свои эмоции, созависимый оказывается в болезненной позиции одиночества. Сближение с другими агрессивно подавлялось в его семье, оберегающей свои секреты. Часто созависимый не знает, как взаимодействовать с другими людьми, кроме самого поверхностного уровня. Кроме того, его гнев, чувство вины и низкое чувство собственного достоинства усиливают его ощущение - "я не такой, как все". А ощущение себя не таким как все вызывает чувство одиночества.

Страх
Созависимый чувствует себя полностью беспомощным, но в то же время испытывает патологическую потребность контролировать окружающих. Такое сочетание приводит к постоянному страху: страху быть разоблаченным, страху быть недостаточно хорошим, страху расслабиться и потерять бдительность. За всеми этими страхами стоит всеобщий страх отвержения, покинутости и одиночества.

Обида
Когда созависимый принимает на себя роль заботящегося о других, угождающего другим, окружающие начинают ожидать от него именно такого поведения. Семья и друзья принимают как должное такое его поведение и ожидают, что он и дальше будет нести принятую им на себя ответственность. Это может быть обидно для человека, когда он думает, что заслуживает, по крайней мере, простой благодарности за свою сверхответственность. Жить, заботясь только о других, не получая какого-либо вознаграждения взамен, не очень-то весело. Однако, осознание такого своего положения может быть настолько болезненным, что созависимый может отвергать любую информацию или обратную связь, ставящую его перед реальными фактами. Он может делать все возможное, чтобы поддерживать иллюзию того, что в нем нуждаются в той степени, в какой ему хочется. За сверхответственностью многих таких людей скрываются боль, тоска, одиночество и обида.

Стыд
Для созависимых стыд - это главная эмоция, лежащая в основе всех остальных эмоций. В отличие от чувства вины, связанного с ощущением, что он делает что-то неправильно или плохо, стыд - это чувство, что он сам по себе "неправильный" или плохой. Созависимый уверен, что он неполноценный или испорченный человек.

Он чувствует себя недостойным того, чтобы просто быть. Он должен снова и снова заслуживать свое право на существование. Поэтому он постоянно в движении, постоянно учится, что-то делает, чего-то достигает в надежде, что никто не заметит, каким недостойным он себя чувствует. Таким образом, бытие заменяется деланием.

Подавление эмоций приводит как раз к противоположному результату, чем тот, которого ожидает созависимый. Избегая болезненных чувств в попытке достичь хорошего самочувствия, созависимый перестает переживать также и позитивные чувства. Постоянно удерживая контроль и дистанцию, созависимый, в конце концов, утрачивает способность к подлинному взаимодействию - сложно проявлять любовь и привязанность к кому-то, сохраняя при этом дистанцию.

Таким образом, подавление болезненных чувств, связанных с прошлым, отражается на отношениях в настоящем. Созависимый не может чувствовать себя в безопасности с людьми даже в самых благоприятных обстоятельствах, не говоря уже о стрессовых ситуациях. Очень часто отношения распадаются, когда ими становится трудно управлять.
Осложнения при созависимости
Симптомы этой болезни - отрицание, компульсивное поведение и подавление чувств вины, неполноценности и одиночества, гнева, страха, обиды и стыда - со временем прогрессируют. С переходом на новые стадии болезни и с появлением сопутствующих осложнений, эти симптомы затрагивают все больше и больше аспектов жизни созависимого.

Не имея прямого выхода, болезненные эмоции находят саморазрушительные способы выражения, что ведет к осложнениям.
1
Хронически низкое чувство собственного достоинства
Низкое чувство собственного достоинства, характерное для созависимого, гораздо глубже, чем простое нелестное сравнение себя с другими. Это не просто мысли типа "Я не такая красивая, как она", "Хотел бы я быть таким же интересным, как он" или "Почему я не могу быть таким находчивым?" Низкое чувство собственного достоинства созависимого - это глубокое, лежащее в самой основе чувство "Я недостоин этого." Созависимому кажется, что он недостоин того выбора, который ему нужен, недостоин работы, которую он заслуживает, недостоин здоровых отношений, каких бы он хотел. Он продолжает находиться в нездоровой, болезненной ситуации просто потому, что он считает себя недостойным тех усилий, которые необходимы, чтобы выйти из нее.

В дисфункциональной семье все внимание постоянно сосредоточено на зависимости или компульсивном поведении одного из членов семьи, в результате чего другие члены семьи обесцениваются и не принимаются в расчет. Ребенок в алкогольной семье усваивает такую установку: "Ты не имеешь такого значения, как пьянство твоего отца (матери). Твои потребности не так важны, как сохранение семейного секрета. Если бы ты был лучше, с семьей было бы все в порядке."

В любых дисфункциональных семьях дети усваивают подобные установки. Все они основываются на убеждени: "Я не важен, я не имею значения." Для нездоровой семейной системы, ведущей к снижению чувства собственного достоинства, характерно следующее:
а. Необсуждаемое, негласное правило;
б. Интернализация чувств;
в. Невысказанные ожидания;
г. Сложные, запутанные взаимоотношения;
д. Взаимный контроль;
е. Сомнительная система ценностей;
ж. Жесткие установки;
з. Подчинение строгим традициям, независимо от личных отношений членов семьи к этим традициям или ритуалам;
и. Мрачная, угрюмая атмосфера;
к. Хронические болезни;
л. Зависимые отношения;
м. Ревность;
н. Все внимание сосредоточено в основном вокруг одного члена семьи.

Для здоровой семейной системы, способствующей повышению самоуважения своих членов, характерно:
а. Открытые взаимоотношения;
б. Открытое выражение чувств;
в. Ясные, определенные правила;
г. Уважение к индивидуальности;
д. Свобода членов семьи;
е. Духовность;
ж. Гибкие, допускающие изменения позиции;
з. Традиции;
и. Атмосфера радости;
к. Здоровые члены семьи;
л. Поддержка изменений и роста;
м. Доверие;
н. Равное внимание ко всем членам семьи.
2
Проблемы со здоровьем
Когда мы неспособны прямо принять наши эмоции, они могут найти непрямое выражение - через наше тело. Все больше и больше исследований подтверждают связь между эмоциональным и физическим здоровьем. Ум созависимого человека постоянно повторяет: "Все в порядке", "Я ничего не могу с этим поделать." В то же время тело начинает посылать сигналы, что не все в порядке. Эти сигналы могут принять форму хронической астмы, аллергии, склонности к несчастным случаям, язвы, колитов, болей в спине, проблем с пищеварением или половых дисфункций. Некоторые исследователи также усматривают определенную корреляцию между семьями с высоким уровнем стресса и раком. Профиль созависимых пациентов и раковых пациентов очень похож. Многие участники моих воркшопов, которые воспитывались в алкогольных семьях, также сообщают и случаях заболевания раком в их семьях.

Другой способ понять осложнения, связанные с созависимостью - это рассмотреть шесть личностных потенциалов, составляющих модель целостной личности.
Физический потенциал

Какую бы роль ни играл ребенок в алкогольной семье, в любом случае он воспринимает и интернализирует сообщение "Я не имею значения, я не важен." Герой пытается обрести значение достижением успехов. Козел Отпущения привлекает к себе внимание вызывающим поведением или отстранением от семьи. Клоун пытается завоевать признание, развлекая семью и принося ей облегчение. Потерянный Ребенок просто смиряется с отсутствием внимания. Однако, в основе всех этих разных способов справиться с ситуацией лежит все то же низкое чувство собственного достоинства. Когда ребенку не уделяют достаточного внимания, он сам привыкает не принимать себя в расчет.

Когда такой ребенок взрослеет, чувство, что он "не имеет значения" все еще остается.
- "Не так уж я важен, чтобы позволять себе тратить время на занятия физическими упражнениями."
- "Я знаю, что нездоровая "скорая" пища вредна, но я слишком занят, чтобы готовить и питаться полноценно."
- "Я могу помочь дочери с ее научной работой и затем, уже поздно вечером, закончу свой отчет. У меня еще останется пять или шесть часов, чтобы поспать."

Такие люди часто заботу о своем здоровье ставят на последнее место.
Как мы уже видели, дети алкоголиков более подвержены алкоголизму и другим химическим зависимостям. Часто они курят, чтобы уменьшить свою боль. Потребность контролировать свое окружение часто приводит к одержимостью едой, либо в форме нарушения аппетита - повышенного или пониженного - и компульсивного переедания, либо в форме увлечения диетами, компульсивного занятия бегом и другими упражнениями, либо сочетанием того и другого.

Все эти проявления свидетельствуют о том, что человек пренебрегает своим физическим потенциалом или неправильно его использует - не развивает его или даже позволяет ему разрушаться.

Что касается сексуального развития, многие взрослые дети алкоголиков несут в себе неразрешенные, скрытые воспоминания о насилии или инцесте. Такое возможно в семьях, где отношения между родителями нарушены. Иногда ребенок подвергается физическому инцесту, а иногда - эмоциональному.

В любом случае его сексуальное развитие страдает. Неся в себе этот сексуальный конфликт, человек может испытывать проблемы с сексуальным желанием (слишком сильное или недостаточное) или с потенцией (излишняя компульсивность или пассивность). Эти проблемы должны быть решены. Исправление и восстановление сексуального потенциала является частью процесса выздоровления взрослых детей алкоголиков.

Эмоциональный потенциал

Как мы уже видели, дети в дисфункциональных семьях привыкают подавлять и отрицать свои чувства. Негативные и болезненные чувства особенно считаются "плохими". Такие дети не знают здорового способа выражения гнева, обиды и других эмоций. Став взрослыми, они сохраняют этот паттерн отрицания. К этому времени, однако, длительное подавление негативных чувств - в попытке избежать боли - уже наносит значительный ущерб. Взрослые дети алкоголиков оказываются неспособны выражать - а часто и чувствовать - не только негативные, но и позитивные эмоции. Радость, счастье и удовольствие оказываются так же глубоко похоронены, как гнев и страх.

Имея неразвитый эмоциональный потенциал, такие люди живут в бесцветном, безжизненном мире. Иногда они могут испытывать депрессию без причины, или взрываться неожиданно по малейшему поводу, когда гнев, подавляемый долгие годы, неконтролируемо вырывается наружу. Взрослые дети алкоголиков гораздо большее внимание уделяют своему интеллектуальному "я" и "чувственную" жизнь заменяют на "умственную". Они недооценивают важность и значение жизни чувств.

Социальный потенциал

Условия изоляции алкогольной или другой дисфункциональной семьи не позволяют детям научиться искусству общения. Открытость и честное взаимодействие активно подавляются. Страх раскрытия семейного секрета удерживает их от сближения с кем-либо вне семьи. Дети, предоставленные самим себе, поскольку родители заняты своими собственными проблемами, не усваивают основные тонкости социального взаимодействия. Такие дети вырастают, так и не научившись общаться с другими, особенно эмоционально здоровыми, людьми. Из-за недостаточной эмоциональной чувствительности они неспособны на настоящую близость.

Таким образом, во взрослой жизни социальная изоляция продолжается. Взрослые дети алкоголиков испытывают отчаянную потребность в друзьях, но они неспособны на установление и поддержание истинной дружбы. Они чувствуют себя комфортно только в поверхностных, неглубоких социальных ситуациях, поскольку не знают, как устанавливать глубокий контакт с другими людьми. Чувствуя себя не такими, как все, испытывая одиночество и страх, они вместо друзей удовлетворяются просто знакомыми, а вместо истинных интимных отношений - браком без страсти и чувств.

Интеллектуальный потенциал

Многие взрослые дети алкоголиков, особенно Герои и Потерянные Дети, развивают интеллектуальный потенциал в ущерб другим аспектам своей личности. Это могут быть специалисты, убежденные, что дополнительный диплом, или очередное продвижение по службе, или новое достижение обеспечат им чувство собственного достоинства, которого им не хватает.
Или, спасаясь от своего одиночества, они могут обратиться к книгам, писательству, научным исследованиям и другим уединенным занятиям.

Другие дети алкоголиков, которые не получают вознаграждения за свои достижения и способности, не развивают свой интеллектуальный потенциал. Часто испытывая депрессию и прибегая к химическим препаратам, чтобы получить облегчение, разрушая мозг алкоголем и другими наркотиками, они никогда в полной мере не используют свои творческие способности и возможности обучения, развития мышления и интеллектуального роста. Они привыкают считать себя людьми второго или третьего сорта. Не веря в свои способности быть лидерами, они становятся легковерными и часто фанатичными последователями каких-либо культовых группировок, обретая там иллюзорную близость и безопасность.

Духовный потенциал

Атмосфера алкогольной семьи, с ее подавлением эмоций и поглащенностью зависимостью одного из членов семьи, вряд ли способствует духовному росту. Развитие духовности требует самоосознания и здорового внимания к самому себе. Кроме того, необходима обстановка открытости, возможности обучения и обсуждения, чтобы человек мог построить свою собственную систему ценностей. Алкогольная семейная система не обеспечивает такой открытости и самоосознания.

Члены семьи могут искать спасения от своих страданий в религии: "Когда- нибудь все наладится - Бог позаботится о нас." Или, наоборот, могут отвернуться от религии, считая ее лицемерной: "Если Бог действительно существует, почему Он ничего не делает, чтобы помочь нам?"

Неся в себе негибкость своей семейной системы, взрослые дети алкоголиков оказываются заключенными в жесткие рамки своих позиций. Они становятся либо фанатично религиозными, либо полностью отвергают религию. Ни та, ни другая позиция не способствует развитию открытой, приносящей радость, истинной личной духовности.

Волевой потенциал (Способность делать выбор)

У взрослых детей алкоголиков этот потенциал, пожалуй, наименее развит. Когда они были детьми, у них действительно не было выбора - они вынуждены были играть роли, которые им предписывал сценарий их дисфункциональной семьи. Став взрослыми, они продолжают чувствовать себя в безвыходном положении. Им кажется, что они бессильны изменить паттерны, которые они усвоили. Никогда не имея возможности делать выбор и контролировать свою собственную жизнь, теперь они уверены, что неспособны на это. Так, взрослые дети алкоголиков продолжают сохранять неудовлетворяющий их брак, неинтересную работу или нездоровые отношения с членами семьи. Они не осознают свои возможности делать выбор и совершать изменения.
Делитесь в соц. сетях
Что делать, если душевная боль становится невыносимой?
Обращение за помощью – первый шаг на пути к изменениям.
Работа с психологом - один из способов получить помощь и поддержку, необходимую для страдающего человека. Опыт многих людей показывает, что нет ситуации столь безнадежной, чтобы ее нельзя было бы улучшить.
Читайте также: