Евгений Проценко

Созависимость и общество

Евгений Проценко
  • Директор реабилитационных программ фонда «Старый Свет»
  • Учредитель и член Совета Христианского благотворительного фонда «Старый Свет»
  • Христианский психолог, консультант по проблеме зависимостей

Роль общества и культурно­-исторических стереотипов в формировании созависимости


Сегодня  мы поговорим о том, как созависимость влияет на общественную систему в целом, то есть, обсудим роль общественных и культурно­-исторических стереотипов в формировании созависимости и наоборот, влияние этих стереотипов на жизнь и развитие общества, попробуем понять, как проявления созависимости обусловлены всей историей развития человеческого общества и его культуры.

Мы постараемся увидеть, как недостаток духовности теперь уже не отдельного человека, не семьи, а целого общества влияет на формирование в нем социо­культурных, социально-­исторических стереотипов, а уже эти стереотипы, в свою очередь, приводят к усугублению и развитию духовных дефектов общества.
Интересно, в связи с этой темой, вспомнить о «правилах для общения с КГБ», предложенных А. Солженицыным: «Не верь, не бойся, не проси».
Не правда ли, они очень напоминают правила, негласно установленные в неблагополучной семье.

Это очень показательно, и говорит о том, что дисфункциональные семьи и дисфункциональные личности могут образовывать только дисфункциональное общество, и наоборот, складывающиеся в дисфункциональном обществе семьи и воспитывающиеся в нем личности почти наверняка будут дисфункциональны.

Созависимость — явление характерное для системы человеческих взаимоотношений. Такой системой является семья, но такой системой является и общество в целом.

При этом, как на семейном, так и на государственном уровне, такая система, к сожалению, нацелена отнюдь не на твор­ческое преображение себя в Духе, а на саморазрушение, на медленное (а иногда и быстрое) самоуничтожение.

У истоков формирования такой дисфункциональности те же причины, что и на индивидуальном или се­мейном уровнях: это те человеческие качества (или совершаемые под их влиянием действия), которые христианская Церковь издревле отно­сит к так называемым смертным грехам: (гордыня, алчность, вожделе­ние, гнев, ненасытность, зависть и лень).
Интересно, что в лекционных материалах многих западных реабилитационных центров для зависимых использовалась схема, поясняющая взаимосвязь этих грехов (они названы там «дефектами характера» или, точнее, «дефектами мировосприятия») с различными видами зависимости. «Дефекты мировосприятия» считаются важней­шими препятствиями к выздоровлению и должны начать преодолеваться, если человек хочет исцелиться от зависимости.

В работе реабилитационной программы «Старый Свет» эта схема постепенно приобрела вид «дерева свободы» в сопоставлении с «деревом зависимости».

Сопоставление схем
«Древа Свободы» и «Древа зависимости»

Конечно, такая схема условна, она не исчерпывает всего многообразия человеческих недостатков, не отражает всей сложности их взаимовлияний и взаимодействий, но все же в целом она очень неплохо позволяет понять и назвать те свои свойства, качества, которые привели нас к тому, где мы есть. И если мы хотим изменить наше теперешнее положение, то знание этих качеств просто необходимо.

Но об этом, мы будем говорить специально, когда подойдем к рассмотрению проблем лечения зависимости, а пока лишь обратим внимание, что ВСЕ эти перечисленные свойства как бы вплетены в саму ткань Созависимого Общества, Аддиктивной Системы, как ее называют американцы.

Об этом хорошо написано в статье «We're a nation of addicts» («Мы нация зависимых») Энн Уилсон Шеф известной американской женщины­-психотерапевта, консультанта, лектора и писателя. Статья представляет собой конспективное изложение ее же книги: «When Sosiety Becomes an Addict», изданной в 1987 году. В этой же статье очень интересно сопоставляются некоторые симптомы созависимости (основанные, естественно, все на этих же дефектах мировосприятия, дефектах характера) с проявлениями аналогичных симптомов у общества в целом.

Примеры сопоставления симптомов созависимости

Эгоцентризм
Сосредоточенность только на себе (несмотря на воз­можные заявления о заботе прежде всего о благе других).

У зависимо­го человека вся жизнь сосредоточена вокруг объекта своей зависимос­ти. Это хорошо видно и на уровне отношений между государствами.

Так, все что происходит в мире, рассматривается Аддиктивной Систе­мой как происходящее либо на ее благо, либо ей во вред («за» или «про­тив» ее).

Иллюзия контроля (и стремление к контролю)
На государственном уровне это, например, попытки создания «сверхэффективных» систем обороны (в частности противоядерной защиты). То, что это эффективность таких систем иллюзорна, хорошо видно хотя бы на примере полетов Руста, войны в Чечне, террористических актов в разных городах России (и других подобных случаев).
Нечестность
Нечестность, всегда являющаяся деструктивной (в то время, как честность может быть болезненной, но никогда не приводит к разрушениям).

Нечестность — норма общества и представляется этим обществом как образец нормы. Примеры: реклама, налоговая политика, политика вообще.
Смятение, растерянность, неуверенность (confusion)
Это не только признак, но и механизм развития зависимости.

Чем более растерян, неуверен человек, тем более он управляем.

То же относится и к обществу, к государству. Поэтому большим государствам выгодно, чтобы малые государства были как можно менее самостоятельны.
Отрицание
Как и у индивида, в обществе оно очень сильно. Отрицание своих проблем. Отрицание вообще существования тех или иных категорий проблем (например, отрицание религии).

Вообще, затрата огромных усилий на то, чтобы «казаться» чем­-то, чтобы «не упасть в грязь лицом», чтобы быть первыми хотя бы в чем-то («в области балета» и, желательно, во всех остальных областях).
Перфекционизм
Убеждение в том, что все, что ни делается, недостаточно хорошо, что надо все делать гораздо лучше. В итоге часто не делается вообще ничего.
Забывчивость
Характеристика, свойственная плохо обучаемым системам.

Нарушение, искажение, сужение памяти.

Неисполнение обещаний не по злонамеренности, но по забывчивости. В нашем обществе обещания скорых перемен («построить коммунизм», построить еще что­-то и т. д.)
Разные виды зависимости и ее основа — созависимость — существуют на протяжении всей истории человечества и распространены столь ши­роко, что люди стали считать их нормой человеческого существования, а не патологией.

Более того, различные стереотипы поведения и чувс­твования, вызванные созависимостью, принимаются и утверждаются об­ществом в качестве идеала, они укореняются в культурной традиции, пропагандируются искусством и литературой.
Пример таких стереотипов — исторические мифы, складывавшиеся по определенным социальным заказам.

Например, миф о золотом веке Возрождения (и его идеалах) и о «мраке» средневековья, миф об ужасах инквизиции и о роли Церкви в этом процессе. Миф о коммунистическом обществе всеобщего благоденствия и т. п.

В формировании мифов принимал участие и механизм нечестности, о которой мы говорили выше.

Это «большие» мифы, но есть и мифы «малые», относящиеся не к обществу, а к жизни личностей и взаимоотношениям с людьми.

Но вреда от этих мифов не меньше, чем от «больших», да к тому же, именно они, эти «малые» мифы, по-видимому, и являются причиной формирования мифов социальных. При этом стереотипы и мифы, сложившиеся в обществе, настолько прочны, что всякое посягательство на них воспринимается как сознательный эпатаж, как бунт против идеалов. Давайте попробуем вместе разобраться в одном из таких стереотипов.
Все вы знаете трагедию Шекспира «Ромео и Джульетта».

Но, наверное, никто из вас не пробовал взглянуть на нее под тем углом зрения, о котором мы говорили на предыдущих лекциях.

Вспомните, что мы говорили о дисфункциональных семьях, о ролях их членов, о симптомах созависимости.

Может быть, это позволит вам по-новому увидеть и то, о чем говорится в этой поэме.
Вот первая цитата
(цитируется по 6-томному собранию сочинений Шекспира выпуска 1962 г.).

Это описание состояния Ромео до того, как он познакомился с Джульеттой. (стр. 15­-16)
Монтекки
Его там часто по утрам встречают:
Слезами множит утра он росу
И к тучам тучи вздохов прибавляет.
Но стоит оживляющему солнцу
Далеко на востоке приподнять
Тенистый полог над Авроры ложем -
От света прочь бежит мой сын печальный
И замыкается в своих покоях;
Завесит окна, свет дневной прогонит
И сделает искусственную ночь.
Ждать можно бедствий от такой кручины.
Коль что-нибудь не устранит причины.

Бенволио
Известна ль вам она, мой добрый дядя?

Монтекки
Нет! И ее дознаться не могу.

Бенволио
Пытались вы расспрашивать его?

Монтекки
И я, и наши многие друзья;
Но он один - советчик чувств своих.
Он - не скажу, что сам себе не верен,
Но так он необщителен и скрытен,
Так недоступен никаким расспросам,
Как почка, где червяк завелся раньше,
Чем нежные листки она раскрыла,
Чтоб солнцу красоту свою отдать.
Узнать бы нам, что значит это горе, -
Его б мы, верно, вылечили вскоре
У. Шекспир
Для тех, кто плохо помнит сюжет, напомним, что причиной такого состояния была безответная влюбленность Ромео в девушку, решившую дать обет безбрачия.
А вот еще цитата

То, как Ромео представляет себе,
что такое любовь (стр. 17)
Бенволио
Да. Что ж за горе длит часы Ромео?

Ромео
Отсутствие того, что бы могло
Их сделать краткими.

Бенволио
Виной - любовь?

Ромео
Нет!

Бенволио
Не любовь?

Ромео
Да. Нелюбовь ко мне
Возлюбленной.

Бенволио
Увы! Зачем любовь,
Что так красива и нежна на вид,
На деле так жестока и сурова?

Ромео
Увы, любовь желанные пути
Умеет и без глаз себе найти! –
(…)

Страшна здесь ненависть; любовь страшнее!
О гнев любви! О ненависти нежность!
Из ничего рожденная безбрежность!
О тягость легкости, смысл пустоты!
Бесформенный хаос прекрасных форм,
Свинцовый пух и ледяное пламя,
Недуг целебный, дым, блестящий ярко,
Бессонный сон, как будто и не сон!
Такой любовью дух мой поражен.
Смеешься ты?

(…)

Да, злее нет любви недуга.
Печаль, как тяжесть, грудь мою гнетет.
Прибавь свою - ты увеличишь гнет:
Своей тоской - сильней меня придавишь,
Своей любовью - горя мне прибавишь.
Любовь летит от вздохов ввысь, как дым.
Влюбленный счастлив - и огнем живым
Сияет взор его; влюбленный в горе -
Слезами может переполнить море.
Любовь - безумье мудрое: оно
И горечи и сладости полно.

(…)

... нет меня! Где ты Ромео видишь?
Я потерял себя. Ромео нет.

У. Шекспир
И вот какой совет дает другу Бенволио
(стр. 19):
Бенволио
Послушайся меня: забудь о ней.

Ромео
О, научи, как разучиться думать!

Бенволио
Глазам дай волю: на других красавиц

Внимательно гляди
У. Шекспир
И Ромео, хотя и сопротивлялся поначалу такому решению, в конце концов, последовал совету друга и, «дав волю глазам»,
нашел Джульетту
А теперь немного о Джульетте,
вернее, о ее семье.

Вот как реагирует Джульетта на вопрос отца, о чем она плачет (стараясь скрыть свои уже сложившиеся отношения с Ромео) (стр.91)
Джульетта

Нет, до тех пор не буду я довольна,
Пока Ромео не увижу... мертвым, -
Так мысль о брате сердце мне терзает.
О, если б человека вы нашли,
Чтоб отнести тот яд, что я смешаю.
Отведавши его, Ромео скоро
Заснет спокойно. О, трепещет сердце
При имени его, и не могу я
Лететь к нему, чтобы излить всю силу
Моей любви к Тибальту - на убийцу!

Синьора Капулетти
Готовь же яд, - найду я человека.
Но с вестью радостной к тебе пришла я.

Джульетта
Как кстати радость в этот скорбный час!
Какие ж вести, матушка, скажите?
У. Шекспир
Не вспоминаются ли вам здесь правила дисфункциональной семьи «Не говори о чувствах»?
А вот в какой форме выражают свои чувства родители Джульетты, услышав от нее о нежелании выходить замуж за назначенного ей жениха (стр. 92­-93):
Синьора Капулетти
Да, но она благодарить не хочет.
С могилой бы мне дуру обвенчать!

Капулетти
Как! Объясни мне, объясни, жена!
Не хочет? Как! И не благодарит?
И не гордится? Не почла за счастье,
Что ей, нестоящей, мы подыскали
Достойного такого жениха?

Джульетта
Я не горжусь, что вы его нашли,
Но благодарна, что его искали.
Как мне гордиться тем, что ненавистно?
Но все же я вам благодарна даже
За ненависть, коль от любви она.

Капулетти
Бессмыслица! Что это означает?
"Горда" - и "благодарна", "не желаю" -
И "не горжусь"! Нет, дерзкая девчонка!
Нет, гордость, благодарность - все к чертям!
Ты, неженка, будь к четвергу готова
Отправиться с Парисом в храм Петра -
Иль на вожжах тебя поволоку.
Прочь, дура, прочь, беспутная девчонка!
Прочь, немочь бледная!

Синьора Капулетти
С ума ты сходишь!

Джульетта
Отец мой, умоляю на коленях,
Одно лишь слово дайте мне сказать.

Капулетти
Черт побери, негодная девчонка!
Тварь непокорная! Я говорю:
В четверг пойдешь смирнехонько ты в церковь!
Иль больше мне не смей смотреть в лицо.
Молчать! Не отвечать! Не возражать!
Ох, руки чешутся... А мы жалели,
Жена, что бог одну лишь дочь нам дал!
Я вижу, что и этой слишком много
И что она для нас - одно проклятье.
Прочь, подлая!
И далее в таком же духе:

Капулетти
Молчи ты, дура!
За чаркой с кумушками проповедуй!
Нам это ни к чему.

Синьора Капулетти
Ты слишком вспыльчив.

Капулетти
Клянусь душою, тут с ума сойдешь:
Днем, ночью, дома, в обществе, за делом
И за игрой - одной моею было
Заботою - найти ей жениха.
И вот, нашел из герцогского рода,
(…)
И вот, имей плаксивую девчонку,
Пустую куклу, что в такой удаче
Изволит отвечать: "не выйду замуж",
"Я не желаю", "я любви не знаю",
"Я слишком молода", "прошу прощенья"!
Не выйдешь замуж? Как тебе угодно!
Пасись, где хочешь, только вон из дома!
Смотри, обдумай, я ведь не шучу.
Коль ты моя - отдам тебя ему,
А не моя, так убирайся к черту!
Хоть нищенствуй, подохни под забором -
Клянусь, ты будешь для меня чужой.
Мое добро тебе не будет в помощь.
Так поразмысли: клятву я сдержу!

(Уходит.)
У. Шекспир
Таким образом, описываемая коллизия нам, оказывается, уже знакома.

Это вызванная созависимостью страсть юноши из дисфункциональной семьи (по-видимому, игравшего преимущественно роль потерянного ребенка) и девушки из еще более дисфункционального семейства с отцом­-тираном, которая сама привыкла играть роль тоже потерянного ребенка, а возможно, отчасти еще шута и козла отпущения. (Как вы помните, Джульетта была совсем юной ей всего 14 лет, в таком возрасте не слишком обычно было выходить замуж даже в средневековой Италии).

То есть, история Ромео и Джульетты это вовсе не история великой любви.

В самом деле, с Любовью в христианском понимании и, в частности, с христианским пониманием любви между мужчиной и женщиной, отношения этих двух героев не имеют ничего общего.

Здесь может идти речь только о страсти, о влюбленности, которая противоположна любви, потому что направлена на исключительно «эго». Любовь не эгоистична, она направлена не внутрь «Я», а только вовне: на других людей и на Бога, не рассчитывая на какие-то приобретения для себя.
То же относится и к любви к себе самому, которая является необходимым условием как христианского спасения («Возлюби ближнего своего как самого себя»), так и для выздоровления от зависимости. Эта любовь к себе тоже настоящая лишь тогда, когда направлена не на ублажение собственного «Эго», а на то, чтобы принять себя таким, каким я есть, но об этом мы подробнее поговорим позже.

Пока же заметим, что в христианском понимании процесс создания семьи требует серьезных затрат труда, чтобы переменить то основание, на котором создана: преобразить влюбленность и физическое влечение в истинную любовь. Работа по созданию семьи – это духовный подвиг, подвиг любви, который только и может принести истинно благой плод. При этом стоит помнить, что всякое движение к добру обязательно приносит плод, даже если этот плод и не проявится в этой, нашей земной жизни.
Если же вернуться к роману Шекспира и к вопросу, чем же были на самом деле взаимоотношения Ромео и Джульетты, вспомним, что Евангелие предлагает нам, чтобы различить, где какой дух действует – Бога или дьявола – посмотреть на результаты этих действий («По плодам их узнаете их»).

Плоды, итоги развития отношений Ромео и Джульетты, как известно, печальны (несколько трупов в начале, мно­гочисленная ложь в процессе, бессмысленная гибель в конце).

Их история – это история болезни (созависимости), закончившейся зако­номерным смертельным исходом и для ее «носителей», и для других «заразившихся».
Наверняка у многих читателей этой статьи в этом месте пробуждаются весьма сложные реакции: будь то агрессия, активное желание спорить и изменить точку зрения, сформулированную в этих абзацах, или же тихая скука и безразличие.
Почему это так, почему настолько трудно принять такую точку зрения и согласиться с ней?
Одно из возможных объяснений – стереотипы, усвоенные с «младых ногтей». Ведь вот, например, какие установки по поводу описанных Шекспиром событий нам преподносились в учебниках, по которым многие из нас учились еще в детстве:
«Ромео и Джульетта» не просто красивая история трагической любви. произведение Шекспира утверждает передовые для того времени жизненные принципы гуманизма. (Подчеркнуто здесь и далее мной Е.П.) в общественной и личной жизни. Прекращение феодальных раздоров, мир и порядок в государстве, возглавляемом мудрым и справедливым правителем, такова социальная основа трагедии. Утверждение любви как основы семейной жизни такова нравственная идея, утверждаемая Шекспиром» (стр. 8­9)
В. Шекспир. Избранное. Серия «Школьная библиотека», М., Просвеще­ние, 1984
«Гимн торжествующей любви. Любовь, побеждающая смерть. Трагедия великой страсти. Только такие определения способны в краткой форме воплотить содержание, вложенное Шекспиром в его трагедию. Она посвящена прекраснейшему и вполне земному чувству, но сила любви поднимает юных героев над уровнем повседневности. Люди любят по-разному. Шекспир изобразил высшую степень этого великого чувства любовь безграничную и беззаветную. Он создал образец идеальной любви» (стр. 7).
В. Шекспир. Избранное. Серия «Школьная библиотека», М., Просвеще­ние, 1984
«Решительность, присущая Джульетте, проявляется и тогда, когда она, проснувшись в склепе, видит мертвого Ромео. Недолго думая, она кончает с собой, ибо жить без Ромео она не может. Как просто, без ложной патетики, ведет себя Джульетта в час последнего выбора» (стр. 9).
В. Шекспир. Избранное. Серия «Школьная библиотека», М., Просвеще­ние, 1984
«Парис ... по-видимому, полюбил Джульетту настолько сильно, что во имя своего чувства тоже готов пойти на смерть»

«...Шекспир показал несколько разных понятий о браке ... вплоть до идеального отношения к любви и браку у Ромео и Джульетты» (стр. 11).

И, наконец, последняя, завершающая аннотацию, фраза:

«Это драма-­мечта, драма-­легенда о великой и прекрасной любви» (стр. 12).
В. Шекспир. Избранное. Серия «Школьная библиотека», М., Просвеще­ние, 1984
Это цитаты из помещенного в школьной хрестоматии предисловия к «Ромео и Джульетте», написанного широко известным, плодовитым и популярным литературоведом Аникстом. (В. Шекспир. Избранное. Серия «Школьная библиотека», М., Просвеще­ние, 1984)

И это — всего лишь один пример того, как формируются стереоти­пы.
Кстати говоря, сам­-то Шекспир, по-видимому, прекрасно знал, какое именно явление он описывал.

Не зря его поэма завершается словами: «Нет повести пе­чальнее на свете, чем повесть о Ромео и Джульетте».

Конечно, это – печальная повесть о тяжелой, смертельной болезни, закончившейся летальным исходом для четве­рых юных существ (кроме Ромео и Джульетты – еще Тибальт и Парис) и исковеркавшей судьбы и внутренний мир множества окружавших их людей.
А ведь подобных «историй болезни», представляемых иногда самими авторами, а чаще их рецензентами, как идеал человеческих отношений, в мировой литературе и искусстве известно великое множество.

Эти стереотипы очень прочны. Вообще говоря, приверженность стереотипам – одна из основных характеристик созависимого мышления и мировосприятия.

Можно привести и другие подобные примеры из мировой и русской (например, многие образы Пушкина, Тургенева, Досто­евского, и др.) литературы. Еще более многочисленны примеры воспевания, идеализации созависимых отношений (то есть, идеала «любви» в понимании современного общества) в популярных песнях, фильмах и других поп­культовых продуктах.
Посмотрим на другой аспект человеческих отношений: героизм во­обще и трудовой героизм в частности.
Сколько вполне «клинических» случае созависимости описывалось в литературе в качестве примеров «героического самоотверженного труда».

А ведь если этот труд и по­могал укрепить иногда иллюзии защищенности (ядерное оружие и т.п.), давал ощущение превосходства над другими, «повышал» заниженную са­мооценку общества за счет первенства «в области балета» и т.д., то, в конечном итоге, он приводил к разрушению физического, психического и духовного здоровья и самих таких «трудящихся», и общества в целом.

Что же касается энтузиастов-­физиков и других создателей оружия мас­сового поражения, то их трудовой героизм мог (и пока еще может) привести к физической гибели всего человечества.
Еще одна из многих социальных областей, где особенно очевидно вредоносное, разрушительное влияние созависимости – сфера религии как социального явления.
Созависимость очень часто, к сожалению, проявляется в отношениях людей с Церковью и Богом.

Результат та­ких искаженных отношений – обрядоверие, магизм, исступленный рели­гиозный фанатизм, религиозная нетерпимость, сектантство и т.д. Надо ли говорить, какой духовный, психологический, социальный, а часто и физический вред приносит все это и человеку и обществу. Этот вред очевиден.

Менее очевиден, хотя и не менее распространен ущерб, ко­торый наносится созависимым человеком себе и другим при бессозна­тельных попытках использовать религию как орудие собственной горды­ни, как средство возвышения или самоутверждения.

Сколь часто люди, считающие себя искренне и глубоко верующими, идут по пути, уводяще­му их от единения с Богом, от единения в Боге и Церкви с другими людьми. Они выбирают этот путь, руководствуясь мышлением, искажен­ным болезненной созависимостью и пытаются ориентироваться на нем, опираясь на свои чувства, которые также очень сильно искажены бо­лезнью.
Эта болезнь проявляется вовне также очень болезненно. Такие страшные ее плоды как национальная или религиозная нетерпимость, шовинизм, расизм – ведь это прямое самоуничтожение общества, разрушительность которого мы все чувствуем на себе и сейчас.
Стереотипы созависимости, сложившиеся в общественном сознании, отражаются и передаются в языке, на котором мы говорим. Под влияни­ем стереотипов изменяются значения слов языка. И наоборот, изме­нение значений слов укрепляет и усугубляет эти стереотипы.

Вот всего лишь один пример: «гордость» – и якобы противоположное, хотя на самом деле ничем не отличающееся от него слово «гордыня» («гордость» – это всего-навсего русский эквивалент старославянского слова «гордыня»).

Таким образом, созависимость может затрагивать все сферы чело­веческой жизни, влиять на всю совокупность отношений человека с ок­ружающим миром, с самим собой и с Богом.

Именно созависимость лежит в основе таких грозных и очевидных для общества социальных болезней, как алкоголизм и наркомания, и именно созависимость причина менее очевидных, но не менее губительных видов зависимости от денег, власти, сексуальных отношений и т. д.
Мы надеемся, что для всех вас очевидно, что все сказанное про формы и признаки созависимости в семье и обществе не должно быть мотивом для того, чтобы бросаться немедленно «радикально переделывать» свои (а тем более – чужие) семьи или общество в целом (хотя, конечно же, кому-то надо заниматься и этим).

Единственно результативный выход в том, чтобы «начать с себя». Попытаться преодолеть СВОЕ отрицание; захотеть увидеть СЕБЯ по-настоящему, в истинном свете; признать необходимость помощи извне для того, чтобы измениться внутри; увидеть, насколько мы на самом деле неотрывны от других людей, увидеть себя частью целого, живой клеточкой огромнейшего, одухотворенного Богом, организма Вселенной.

И еще – очень важно признать, что без такого нового понимания всего этого мы никогда не сможем помочь ни себе самим, ни другим людям. Единственно возможный путь решения всех этих проблем духовное развитие, т.е., «возрастание в Духе». Важно, при этом, помнить, что дух может быть не только Духом Бога, но и духом зла, и различение этих духов составляет уже особую проблему, которая для нас очень актуальна, так как сегодня существует множество путей, именующих себя «духовными», но на деле ведущими нас совсем не к Богу.
Делитесь в соц. сетях
Что делать, если душевная боль становится невыносимой?
Обращение за помощью – первый шаг на пути к изменениям.
Работа с психологом - один из способов получить помощь и поддержку, необходимую для страдающего человека. Опыт многих людей показывает, что нет ситуации столь безнадежной, чтобы ее нельзя было бы улучшить.
Читайте также: